ГЛАВНАЯ  КАРТА САЙТА  ОГЛАВЛЕНИЕ репетитор по английскому и французскому Наша группа в соцсетях в интернете Английский Французский

 

 

 

 


МЕНТАЛЬНОСТЬ ЛИТЕРАТУРНЫХ ГЕРОЕВ РОМАНОВ ФРАНСУАЗЫ САГАН

Н.В. Тимофеева
Источник статьи: МЕНТАЛЬНОСТЬ ЭТНИЧЕСКИХ КУЛЬТУР //
МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ 9–10 ИЮНЯ 2005 г. сс.137-142.


 

Ментальность – глубинный уровень коллективного и индивидуального сознания, включающий и бессознательное. Это совокупность предрасположенностей индивида или социальной группы действовать, мыслить, чувствовать и воспринимать мир определенным образом. Франсуаза Саган, одна из загадок французской литературы второй половины ХХ века, выразила в своем творчестве определенную ментальность, сложившуюся в обществе потребления.

Подлинное имя писательницы – Франсуаза Куарез, а Саган – псевдоним, взятый в честь одной из героинь ее любимого писателя Марселя Пруста – принцессы Саган. Родилась она 21 июня 1935 г. в семье богатого промышленника, ни в чем не знала отказа, получила великолепное образование в закрытом и сугубо элитарном католическом пансионе. Еще в лицее она устроила своеобразную забастовку протеста: повесила бюст Мольера за шею, настолько скучными ей казались семинары. Строптивая девчонка месяцами ходила в замызганной юбке и старом свитере, причесывалась чуть ли не пятерней, а легкой светской болтовне предпочитала заумные дискуссии о тонкостях прозы Камю и Пруста. Затем в 1952 году поступила на филологический факультет парижской Сорбонны. Но, по собственному признанию, проводила время не в аудиториях и читальных залах, а в маленьких уютных парижских кафе, где она целыми днями занималась тем, к чему ее тянуло с детских лет – писала. Результат не заставил себя ждать – провалила летнюю сессию. У мадмуазель Франсуазы было две маленькие слабости: пить по ночам виски и писать. В результате такого время препровождения три толстые тетради оказались исписанными почти без помарок. На титульном листе первой стояло: Франсуаза Саган. «Здравствуй, грусть». «Признаюсь, что касается чтения, то я прошла по самому что ни на есть классическому пути рядового читателя. Но лишь позже я открыла литературу и ее подлинных героев – писателей». Это цитата из книги писательницы «В память о лучшем» (1998) [1, 172-188].

Вслед за Андре Жидом пришел Альбер Камю и его трактат «Человек бунтующий». «Два или три месяца назад я распрощалась с Богом и все еще глупо и опасливо гордилась собой. Это произошло в Лурде, куда меня привезли случайно, и, тоже случайно, присутствуя при заутрене, я увидела рядом с собой рыдающую девочку – мою сверстницу, прикованную к нищему ложу, похоже, до конца дней своих. Я испытала чувство отвращения ко всемогущему Богу, дозволяющему подобный кошмар. В порыве крайнего негодования и возмущения я с чувством собственного достоинства исключила Бога из своей жизни, которая в те годы наполовину протекала в религиозных пансионах… Два месяца я никак не могла оправиться, как после тяжелой болезни, от своего бесповоротного решения – отторжения всемогущего Бога, а главное – потери одного из «потому что» в ответ на все возможные вопросы. Вот почему для меня стало таким облегчением открытие «Бунтующего человека». «В отсутствии Бога возник бунтующий человек», – поведал мне этот добрый мечтатель. «И один заменил другого», – заключает он свою мысль. Так один человек дал мне ответ на все вопросы, возникающие от своего нерадения. Человеческие существа, их дух, их противоречия, жар их сердец, их нервы, смертельные муки, желания, удачи и незадачи, воля, страсть – все это ожидало меня несколько позднее, ведь мне было тогда всего лишь четырнадцать лет [1, 174-175].

В середине марта 1954 года в дождливый и сумрачный парижский день Франсуаза зашла в любимый книжный магазин на бульваре Сен-Жермен и увидела на прилавке свой роман. «Какая-то Франсуаза Саган», – пожала плечами продавщица, – «Говорят, ей всего восемнадцать, но я этому не верю» [2,39]. Этому никто не верил, но это была чистая правда, хотя больше напоминала или сон. Во всех газетах и литературных журналах замелькали интервью с юным автором, а с фотографий на читателя смотрела худенькая девочка с умными грустными глазами.

Тотчас же после выхода романа вокруг него началось нечто невообразимое. Роман «Здравствуй, грусть» стал бестселлером. Его тираж превысил через год миллион экземпляров. За короткое время книга была переведена на 14 языков, в том числе – на латынь: для изучающих этот мертвый язык. Этот небольшой роман (в русском переводе – повесть) был впервые опубликован в нашей стране только в 1974 году. Для советских читателей знакомство с творчеством Франсуазы Саган было предварено стихотворным письмом к ней, которое сочинил и охотно читал с эстрады в 60-х годах Роберт Рожденственский. Поэт-трибун упрекал французскую писательницу в отсутствии четкой гражданской позиции, что, по его мнению, пагубно сказалось на мировоззрении молодых французов. Набросав несколькими уверенными штрихами плакатный образ одного из них – юноши, оказавшегося в силу своей политической незрелости на колониальной войне в джунглях Индокитая и бесславно там сгинувшего, Роберт Рождественский с укором объявил: «Он очень не любил политики. Он верит вам, Франсуаза!..» [10, 182-185]

Казалось бы, Франсуаза должна была стать абсолютно счастливой, а она между тем ощущала себя бесконечно несчастной и одинокой! У нее и так оставалось не много иллюзий относительно мира взрослых, а сейчас, после выхода книги, развеялись последние. Отныне это станет ее судьбой – плакать и страдать, когда приходит то, что другие называют удачей.

«В мое время, – сокрушался один критик, – девушкам запрещали читать книги, которые они теперь пишут» [3,6]. В романе Саган увидели своеобразное знамение времени, примету начавшейся эпохи «свободных нравов» и ужаснулись. Именно так преломился в сознании тех, кто писал о Саган, прозвучавший в ее повести вызов принятым условностям и ханжескому лицемерию, которые всегда царили в обществе. Однако книга молодой писательницы не сводилась к породившим сенсационную шумиху «смелостям», которые, кстати сказать, сегодня, когда во французском обществе полностью снята цензура, в том числе и на порнографию, кажутся наивными и давно устаревшими. «Здравствуй, грусть» привлекает, прежде всего, искренностью тона, свежестью и остротой восприятия мира Франсуазой Саган, проявившей в первой же книге незаурядный талант. От нее ждали нового романа, и она понимала, что вторая книга должна быть лучше первой. И… написала, наконец, второй роман – «Смутная улыбка», который критики объявили шедевром. Но это было всего лишь продолжением первой книги, правда, щедро приправленное благоприобретенным цинизмом и разочарованием. Но именно это и было в то время модным у поколения, которое позже окрестили «поколением Саган», достойного наследника героев Ремарка. Окунувшись с головой в светскую жизнь, Франсуаза тем не менее не забывала о письменном столе. Она оказалась плодовитым и дисциплинированным автором: одна за другой выходили в свет ее романы: «Через месяц, через год», «Немного солнца в холодной воде», «Любите ли вы Брамса?». Но прошло 3-4 года и интерес к писательнице стал остывать – такова драматическая судьба вундеркиндов. Повзрослев и потеряв обаяние юности, они должны заново завоевывать место под солнцем в суровом мире профессионалов. Все последующее творчество писательницы стало своего рода соревнованием с той дерзкой девчонкой, что с первой же попытки покорила в литературе такую высоту, удержаться на которой зрелой Саган оказалось очень непросто. Но она не только удержалась, но смогла держать стойкий интерес читателей всего мира еще много лет вплоть до недавней кончины. Она умерла в 69 лет 23 сентября 2004 года.

В своем первом романе Франсуаза Саган рассказала о поколении своих сверстников, сделавших свои первые самостоятельные шаги в послевоенные годы, когда рассеялись многие иллюзии и надежды, рожденные Сопротивлением, разрушились каноны христианской морали и наступило разочарование в поколении отцов, которые никак не могли, да и не хотели понять своих детей, вникнуть в их каждодневные беды и радости. Для молодых того времени характерны были всеотрицание, непримиримость, бегство от сложных общественных проблем в мир нежных чувств и интимной жизни. После дебюта Саган даже разразился скандал, потому что впервые в литературе девушка, которая на страницах книги занимается любовью с парнем, не страдает и не оказывается беременной и непременно наказанной за свой грех.

В чем же секрет такого успеха? Оказывается, удивительный успех Саган у широкой публики имеет несколько причин. Сначала это был шок и удивление, что столь молодая женщина, пользуясь самыми обычными средствами, характерными для «женских романов», где фигурирует неизбежный любовный треугольник, может столь правдиво и увлекательно рассказывать истории человеческих судеб. Потом читатели оценили экономию и выразительность средств романистки, заметили, что она определила себе границы, за которые старалась не выходить. Она описывала только то, что хорошо знала: знакомую ей с детства богатую среду, некую горькую улыбку, которая красноречиво говорит о невозможности страсти в обществе потребления. На эту тему в 60-е годы написано множество статей и исследований. Это и в самом деле было странно: где и когда мог восемнадцатилетний человек накопить столько жизненного опыта, глубины и понимания человеческих отношений, откуда взялось у молодой обеспеченной француженки это безнадежно-трагическое отношение к жизни, ощущение обреченности всякого истинного чувства? В своем втором романе «Смутная улыбка» писательница продолжает исследование темы взаимоотношения поколений, полностью перенося ее в область чувств, на любовную почву. Чувство двадцатилетней героини, как говорит она сама, «незащищенное, утвердившееся и мучительное», наталкивается на безмятежный цинизм человека, которого ей случилось полюбить. Банальная, в сущности, история. Даже сама героиня говорит себе в конце романа: «Что же все-таки произошло? Я женщина, любившая мужчину. Это так просто. И не из-за чего тут меняться в лице». Почему же, однако, у читателя щемит сердце и долго не отпускает ощущение несправедливости, обиды и боли, и, пожалуй, поражения, которое неминуемо терпит человек, наделенный способностью глубоко чувствовать, при столкновении с реальностью, где нет ничего стабильного, надежного, где все относительно, а то и фальшиво?» [4, 6-7].

Жизненный опыт и множество наблюдений, сделанных писательницей при тесном соприкосновении с литературой, театральной, издательской и буржуазной средой столицы, определили характер последующих произведений Саган. «Грусть», охватившая Сесиль в первом романе, передалась «по эстафете» ее новым героиням. Но теперь заметно сместились акценты. Источник этой грусти, как правило, неудачи в любви, непрочность человеческих связей, кризис межличностных отношений. Конфликты, лежащие в основе ее произведений, характерны теперь уже не только для молодежи, но и для людей старшего возраста.

В романе «Немного солнца в холодной воде» с особой остротой и контрастностью передана полная несовместимость подлинной любви с безнравственной и циничной средой. В заглавии, взятом из стихотворения Поля Элюара, раскрывается смысл романа: солнце настоящей любви озаряет, но не может согреть «холодную воду» бездушного и суетного существования, которое ведет главный герой повести –тридцатипятилетний парижский журналист Жиль Лантье , его друг (Жан) и приятели (Элоиза, Жильда, Гарнье, Фермон). Все его устремления нацелены только на одно – поиск удовольствия как единственного смысла жизни. Он воплощал человеческий тип, сложившийся в «потребительской цивилизации начала 70-х годов».

Надо сказать, что с течением лет у Ф.Саган появляются произведения, где проглядывает несколько иное отношение к своим персонажам. Это роман «Сигнал капитуляции» (1965 г.) и «Ангел-хранитель» (1968). Нельзя не заметить иронии автора, впрочем, достаточно снисходительной, к героиням обоих произведений. В «Сигнале капитуляции» мы видим женщину, для которой отказ от комфорта и привычных удовольствий ради полной любви – цена непомерная. Ей легче отказаться от чувства, чем от привычного образа жизни. Тем более, что она привыкла «уклоняться от всяческих сложностей», так что ей не приходится всерьез бороться со своим чувством – оно исчезает само по себе, стоит ей несколько месяцев прожить в маленькой квартирке со своим любимым на его скромную зарплату. Духовная капитуляция перед всем, что есть в жизни настоящего – вот что такое возвращение Люсиль в привычный круг людей и интересов.

В 1972 году выходит роман Ф. Саган «Синяки на душе», занявший особенное место в творчестве писательницы. До сих пор автор ни разу не обращалась к читателю напрямую, никогда не отступая от своей роли рассказчика, повествователя, наблюдателя. Роман «Синяки на душе» построен совершенно иначе. Сюжетная канва то и дело перемежается авторскими отступлениями, где Саган делится с читателями своими мыслями решительно обо всем: о любви духовной и физической, о страшном явлении самоубийства и его причинах, о браке, о писательском труде, о французском телевидении 70-х годов и прочем. Это размышления зрелого человека и зрелого писателя, написанные скорее в жанре социальной журналистики, чем литературной прозы. Мы впервые сталкиваемся с Ф. Саган как критиком общества потребления с его лозунгами «Обогащайся!» и «Потребляй!». Она, как и героини ее лучших книг, тоскует по настоящим человеческим отношениям и грустит от отсутствия таковых и в жизни и в литературе. «Если мы будем пренебрегать ею [душой],- пишет она,- мы обнаружим в один прекрасный день, что она задыхается, просит пощады и вся покрыта синяками…».

Чувство одиночества присутствует у многих героев Саган. Она хоть на какое-то время оставляет каждого из героев одиноким для раздумий или перед новым чувством в своей жизни. Личность в романах французской писательницы предстала трагически одинокой в смятенном и страшном мире. Еще одно чувство, которое интересно Франсуазе Саган, – чувство страха. «…Людям необходимо место, где они могут заснуть, каждому нужен кто-то, кто будет повторять ему, что любит его; люди не хотят испытывать ощущение одиночества и страха, не хотят просыпаться в холодном поту. Люди бояться, что будут нуждаться в чем-то, бояться, по-настоящему бояться». Именно этот страх, это желание быть защищенным приводит к тому, что люди хотят обладать как можно большим. Хотят владеть деньгами, профессией, ситуацией, чьим-то сердцем… И страх потерять приобретенное вызывает на свет ревность. А ведь это ничто иное, как чувство собственничества. Франсуазу Саган ревность «приводит в ужас». Она считает, что любовь – это, прежде всего, доверие. А если уж появляется ревность – она должна быть скрытой, превратиться в изящную игру» (5, 118).

Она родилась 21 июня. В один день со своим любимым Ж.-П. Сартром, только на тридцать лет позже. Никогда Саган не упускает случая продемонстрировать окружающим ниточку, которая связывает ее с ним. В 1980 году она опубликовала открытое «Любовное письмо Сартру», в котором назвала его самым честным и умным писателем своего поколения («… мне его не достает», – сознается Саган). Не случайно герои Франсуазы Саган оказываются дальними отпрысками героев Жана-Поля Сартра. Так, личность в романах Ф. Саган предстала трагически одинокой в смятенном и страшном мире. Наиболее адекватно выражала такое мировосприятие созданная Сартром философия экзистенциализма, которая в 50-е годы широко вошла в массовое сознание и оказала огромное влияние на литературу. Поэтому и любовные драмы романа «Через месяц, через год» обретают характер экзистенциальных ситуаций. Каждая выглядит не как банальный, частный случай жизненных превратностей, а как закономерное проявление трагичности человеческого существования.

Но как бы ни была Ф. Саган современна и близка к модным философским воззрениям своего времени, в ее книгах проступают также классические принципы литературы XVII века, восходящие к трагедиям Жана Расина и к психологической прозе Марии Мадлен де Лафайет («Принцесса Клевская», 1678). В романах Ф. Саган тем самым причудливо сочетаются экзистенциализм с классицизмом, составляя органичный сплав в образной системе ее произведений, где действуют обыкновенные люди, показанные в бытовой, повседневной обстановке, но текст написан таким образом, что каждый, представленный писательницей случай, воспринимается как определенное обобщение, как пример того или иного проявления неустроенности одиноких человеческих существ, наделенных на свою беду, способностью и стремлением к высоким и подлинным чувствам в мире разладившейся и полностью утраченной гармонии.

Название ее романов – всегда находка, они как тающие буквы на воде: «Смутная улыбка», «Чудесные облака», «Немного солнца в холодной воде», «Нарисованная леди», «Бесшумная гроза», «В туманном зеркале», «Неясный профиль». Специфика стиля романов Ф. Саган в том и состоит, что внутренние волнения, грусть, горечь она не выплескивает наружу в словесно-речевом потоке, а скрывает их, как бы уводит в подтекст. Эмоциональная оценка и трагическая окраска происходящего в романах не бросаются в глаза сразу, а лишь постепенно проступают сквозь спокойный тон повествования и правильный синтаксис фраз. Сама эта классическая правильность резко диссонирует с «неправильными», дисгармоничными, разладившимися отношениями между людьми, чем создается дополнительный стилевой эффект. Ясный, прозрачный язык, точность и экономичность психологического рисунка – все это придает неповторимость ее прозе. В критике в связи с этим обычно говорится об особой «интонации Франсуазы Саган», по которой ее всегда можно узнать.

«Феномен Саган» стал фактом и уникальным явлением современной литературы, а ее произведения остаются одними из самых читаемых во многих странах мира вот уже более 50 лет (всего она написала более 20 романов, 2 сборника новелл, 7 пьес и 3 книги очерков).

1. Саган Ф. В память о лучшем: Главы из книги/ Ф. Саган; Пер. с фр.

Л. Завьяловой// Вопросы литературы. – 1998.- №2 (март-апрель). – C. 172-188.

2. Бестужева-Лада С. С печалью не прощаются: [о Франсуазе Саган] С.

Бестужева-Лада// Смена.-2001.-№5. – С. 37-43.

3. Уваров, Ю. Феномен Франсуазы Саган/Ю. Уваров// Через месяц, через год:

Повести/ Ф. Саган. – М., 1992. – С. 5-10.

4. Борисова, А. вступительное слово/ А. Борисова// Саган Ф. Восемь романов.-СПб., 1999. – С. 5-14.

5. Кудесова, И. Игра – это стиль жизни/ И. Кудесова// Современная драматургия. – 2001. – №3 (июль-сентябрь) – С. 116-118.

6. Березовская, О а знаете ли вы Франсуазу Саган?/О. Березовская// Золотое перо. – 2001. – №5. – С. 62-66.

7. Саган, Ф. Здравствуй, грусть: Любите ли вы Брамса? Повесть/ Ф. Саган; Пер. с фр. – М., 1994.

8. Саган, Ф. Немного солнца в холодной воде: Повесть/ Ф. Саган; Пер. с фр. Н. Немчиновой// Саган, Ф. Через месяц, через год: Повести. – М., 1992

9. Саган, Ф. Синяки на душе: Роман/ Ф. Саган; Пер. с фр. А. Борисовой// Саган Ф. Прощай, печаль: Романы, эссе. – М., 1999

10. Роджественский, Р. И. Париж, Франсуазе Саган// Собр. соч. в 3-х т. Т.1: Стихотворения: Поэмы: Песни 1951-1964/ Р.И. Рождественский. – М., 1985

11. Французская литература [о Ф. Саган]// Краткая литературная энциклопедия: Т.8 – М., 1977

 

Франсуаза Саган - лучшие книги, музыка и фильмы с Франсуаза Саган (Francoise Sagan) в интернет магазине Ozon.ru

Франсуаза Саган - лучшие книги, музыка и фильмы с Франсуаза Саган (Francoise Sagan) в интернет магазине Ozon.ru

Французская писательница, драматург, в 1985 году удостоена премии князя Монако за вклад в литературу.
Настоящее имя - Франсуаза Куарэ (Françoise Quoirez). Обучалась в частных школах Франции и Швейцарии, в Сорбоннском университете. Известность Саган принес первый роман «Здравствуй, грусть» (1954), опубликованный, когда ей было 19 лет. Роман был переведен на 30 языков мира, а затем экранизирован. За этим произведением последовали и другие романы, и многочисленные рассказы, пьесы, повести, например «Любите ли вы Брамса?» (1959), «Немного солнца в холодной воде» (1969), «Потерянный профиль» (1974), «Нарисованная леди» (1981), «Уставшая от войны» (1985).
Все произведения Франсуазы Саган - о любви, одиночестве, неудовлетворенности жизнью; они отличаются ясностью повествовательной манеры и точностью психологического рисунка.
Создавая романы про хрупкую любовь, сама она то и дело становилась героиней скандальных светских хроник, сама себя называя «прожигательницей жизни». В ее жизни было множество скандалов, неуплаченных налогов, странных замужеств, автомобильных аварий, шикарных яхт, пристрастие к наркотикам и алкоголю, условные тюремные сроки, азартные игры - и в конце жизни бедность, несмотря на все полученные ею гонорары.
Дата рождения: 21 июня 1935 г.
Дата смерти: 24 сентября 2004 г.

 

 
 

Благодарю за посещение моего сайта!

 

 

 

 

 


 
 

КАРТА САЙТА репетитор по английскому и французскому Наша группа в соцсетях в интернете Английский Французский
 
 
 

Английский язык

Учебники английского для детей   Школьная программа
Английский для школьников    ГИА и ЕГЭ английский
Английский для взрослых
Учебники по английской грамматике
Бизнес-английский Деловой английский
Английский для отдельных специальностей и профессий
Подготовка и сдача международных экзаменов по английскому языку
Чтение на английском языке по уровням
(+ раздел книга до 100 руб)
Каталог полезных сайтов для изучающих английский язык

Продам свои учебники по английскому языку

Английская грамматика Начальный уровень
Всё о Культуре в Англоговорящих странах
Английский в путешествии

Французский язык

Школьная программа     Французский для детей
ГИА и ЕГЭ французский    Французский для школьников
Французский для взрослых
Бизнес-французский Деловой французский + специальности
Чтение на французском языке по уровням
(+ раздел книга до 100 руб)
Каталог полезных сайтов для изучающих французский язык

Продам свои учебники по французскому

Всё о Культуре во Франкоговорящих странах
Французская грамматика

 

По вопросам сотрудничества и размещения рекламы на сайте: E-mail rostov-language@mail.ru
При копировании материала ссылка на сайт/авторство обязательна

© ROSTOV-LANGUAGE.RU  Луговая Наталия Владимировна

  

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Франсуаза Куарез, филологический факультет парижской Сорбонны, Здравствуй грусть, Франсуаза Саган, Синяки на душе, Принцесса Клевская, Немного солнца в холодной воде, Нарисованная леди, В туманном зеркале, романы Франсуазы Саган